пятница, 7 апреля 2017 г.

Больше «Армат», меньше кораблей: подробности новой госпрограммы вооружений

Танк Т-14 на гусеничной платформе Армата
МОСКВА, 6 апр — РИА Новости, Андрей Коц. В начале июля Министерство обороны России представит на суд Верховного главнокомандующего и общественности окончательный проект государственной программы вооружений на 2018-2025 годы (ГПВ-2025). Этот документ определит состав и объемы новой боевой техники и технологий, которые пойдут в войска в ближайшие семь-восемь лет, и задаст вектор дальнейшего развития наших армии, авиации и флота в XXI веке. В настоящий момент военные доводят проект до ума и согласовывают последние детали с военно-промышленным комплексом (ВПК) и научным сообществом.

Детали ГПВ-2025 пока держатся в секрете. Однако ее общие контуры еще в феврале обозначил замминистра обороны Юрий Борисов. Он сообщил, что основная задача российской оборонной промышленности — довести к 2020 году уровень оснащенности Вооруженных сил современной техникой до 70%. Приоритет традиционно получат силы ядерного сдерживания и средства воздушно-космической обороны.
 Не останутся в стороне и другие направления. Источник в военном ведомстве сообщил РИА Новости 10 марта, что в ГПВ-2025 войдут такие знаковые для нашего ВПК вооружения, как система ПВО-ПРО С-500, истребитель пятого поколения ПАК ФА, боевые машины на платформе "Армата" и прочие. Однако многие военные эксперты отмечают, что в условиях сокращения финансирования ряд амбициозных проектов может быть отложен на неопределенный срок или их реализация будет растянута по времени.

Флот обновит корабли

Напомним, новая госпрограмма изначально должна была охватить период с 2016 по 2025 год, но ее пришлось "сдвинуть вправо". Как пояснил в начале февраля вице-премьер Дмитрий Рогозин, задержка объясняется непростой экономической ситуацией в стране. На действующую ГПВ 2011-2020 государство выделило 20 триллионов рублей. Рогозин подчеркнул, что часть неизрасходованных средств перейдет на следующую программу. Однако о полном объеме ее финансирования пока можно судить лишь приблизительно.
 Как сообщила в январе газета "Ведомости" со ссылкой на собственные источники в оборонном ведомстве, первая смета на ГПВ-2025 была составлена в 2015 году. Военные запросили на нужды перевооружения сначала 55 триллионов рублей и чуть позже сократили первоначальную заявку до 30 триллионов. Министерство финансов же согласилось выделить на эти нужды не более 12 триллионов. Источник издания считает, что окончательная сумма будет близка к цифре Минфина. А это значит, что военным придется корректировать свои первоначальные планы.
"Я полагаю, что больше всего от сокращения финансирования пострадает Военно-морской флот, — рассказал РИА Новости главный редактор журнала "Экспорт вооружений" Андрей Фролов. — Причина простая — в текущей ГПВ он получил больше средств на модернизацию, чем другие виды Вооруженных сил. Несомненно, сохранятся темпы строительства АПЛ "Борей" — стратегический подводный ракетный флот остается одним из главных гарантов нашей безопасности. С надводными кораблями все сложнее. Очевидно, что в дальний ящик отложат проект атомных авианосцев проекта "Шторм". До 2025 года вряд ли в строй вступят перспективные эсминцы проекта "Лидер"".
Эксперт подчеркнул, что, несмотря на сокращение финансирования, российской "оборонке" вполне по силам за этот срок завершить затянувшийся ремонт тяжелого атомного ракетного крейсера (ТАРКР) "Адмирал Нахимов", а также провести модернизацию ТАРКР "Петр Великий" и тяжелого авианесущего крейсера (ТАКР) "Адмирал Кузнецов". В свою очередь, главный редактор журнала "Военно-промышленный курьер" Виктор Николаев отметил, что вряд ли будет "урезана" программа строительства кораблей для Арктики.
"Этот регион сейчас имеет огромную геополитическую и экономическую ценность, — подчеркнул Николаев. — В 2017 году по плану в строй должен быть введен ледокол "Илья Муромец" для нужд ВМФ. — Кроме того, еще в 2016 году Министерство обороны заключило с "Адмиралтейскими верфями" контракт на постройку до 2020 года двух универсальных патрульных кораблей арктической зоны проекта 23550. Думаю, их завершат в рамках ГПВ-2025".

ПАК ФА пойдет в серию

По Воздушно-космическим силам, как считают эксперты, сокращение финансирования сильно не ударит. Упор будет сделан на поставки в авиационные части хорошо проверенных сирийской войной боевых самолетов Су-30СМ, Су-34, Су-35, вертолетов Ми-8АМТШ, Ми-28Н и Ка-52, а также зенитно-ракетных систем С-400. А вот дебюта перспективной С-500, возможно, придется подождать.
 "Полагаю, образцы этой системы более-менее массово появятся в войсках ближе к концу ГПВ-2025 или позже, — считает Андрей Фролов. — Завершить бы сначала ее разработку. Думаю, таких темпов по поставкам, как с С-400, которых ВКС получают по четыре-пять полковых комплектов в год, за указанный период достичь мы не успеем. Полагаю, в рамках ГПВ-2025 наши военные откажутся от ряда перспективных, но дорогих проектов. Например, от ПАК ДА — перспективного авиационного комплекса дальней авиации. К тому же сейчас у нас полным ходом идет разработка проекта модернизации стратегических ракетоносцев Ту-160 до модификации Ту-160М2. Они, возможно, и пойдут в серию до 2025 года. Два подобных проекта одновременно не могут себе позволить даже очень богатые страны. А вот первые серийные истребители ПАК ФА Т-50 в рамках ГПВ-2025 уже должны встать в строй".
Руководство Министерства обороны неоднократно заявляло, что в ближайшие годы в войска начнут поступать и новые самолеты военно-транспортной авиации. Речь идет о легких Ил-112 (старт серийного производства запланирован на 2019 год) и средних Ил-214 (первый полет ожидается в этом году). Кроме того, продолжится производство тяжелых Ил-76 последних модификаций.

Армия темп не снизит

Темпы перевооружения Сухопутных войск, как считают эксперты, должны сохраниться на достаточно высоком уровне. Доля современных танков, к примеру, на 2020 год будет составлять в войсках проектные 70%. Главным образом, за счет поставки в войска модернизированных Т-72Б3. Однако на подходе и техника нового поколения.
"С перспективным танком Т-14 на базе платформы "Армата" все обстоит неплохо, — рассказал Андрей Фролов. — Еще в прошлом году Министерство обороны заключило контракт на поставку 100 машин, то есть уже можно говорить о массовом производстве. Конечно, урезание финансирования скажется и на этом проекте. Но по 20-30 новых танков в год поступать будет. В целом же не думаю, что Минобороны будет полностью отказываться от проектов, готовых или почти готовых пойти в серию. Можно довольно прилично сэкономить, просто сократив закупаемые партии техники и вооружений. Это касается не только Сухопутных войск, но и Вооруженных сил в целом. Зато образцы пройдут обкатку в войсках.
Эксперт добавил, что если новые танки уже производятся серийно, то с проектом перспективных БМП "Курганец-25" и БТР "Бумеранг" все складывается не так хорошо. Обе машины пришлось дорабатывать согласно пожеланиям военных, и, по оценке Андрея Фролова, в войска они пойдут не раньше 2019-2020 годов.
"С учетом современных угроз, полагаю, в рамках ГПВ-2025 значительно усилят системы противовоздушной обороны Сухопутных войск, — считает военный эксперт Виктор Мураховский. — Это касается в первую очередь поставок зенитно-ракетных комплексов "Бук-М3", "Тор-М2", С-300В4. Что же касается наземной компоненты нашей "ядерной триады", значительные усилия будут сконцентрированы на разработке тяжелой ракеты "Сармат" и боевых железнодорожных комплексах "Баргузин", а также на модернизации систем, уже стоящих на вооружении".

Задел на будущее

В конце марта источник в Военно-промышленной комиссии сообщил журналистам, что акцент в новой ГПВ будет сделан в том числе и на "интеллектуальные системы вооружения" — средства связи, разведки, управления, радиоэлектронной борьбы, высокоточное оружие и другие. В подобных системах нуждаются все виды и роды Вооруженных сил.
 "Главный упор нужно делать на развитии высокоточного оружия, — рассказал РИА Новости военный эксперт и публицист Владислав Шурыгин. — Сирийский опыт показал, насколько оно эффективно. Во-вторых, нужно развивать робототехнику — ударные беспилотники, наземные комплексы. В третьих, нам нужны современные системы управления, связи и целеуказания, которые позволяют завязывать в единый узел все средства поражения и разведки на поле боя. И, наконец, четвертое — ни в коем случае нельзя "резать" финансирование НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Перспективные разработки — будущее Вооруженных сил России и залог нашего дальнейшего статуса как одного из ведущих игроков на мировом рынке торговли оружием".

Источник

3 комментария:

  1. спустя почти год, множество экспертов говорят о том что мною было писано ранее-приоритет мо рф-яо, авиация и флот. танки не входят даже в первую сотню необходимого в первую очередь.
    поэтому увз будут загружать всякой мурой типа необходимых вагонов коих было ранее выпущено наверное более 100 тыщь.
    мо рф нисколько не хочет себя ограничивать в тратах, тгогда это должны сделать другие. иначе оно сожрет всех своими хотелками. может попробует само заработать???

    ОтветитьУдалить
  2. блин к армате надо готовиться, несмотря на мнение эксперта Иониной Ирины Ивановны.

    ОтветитьУдалить
  3. Это Унижаемый всеми специаналист. Над ее-его мнением уже ржут не первый год. Я бы послушал еще не менее Унижаемого специаналиста. Но он наверно пока не сможет выступить. Занят чисткой сартира в ЕС.

    ОтветитьУдалить