понедельник, 25 января 2016 г.

Рецепт «Арматы» по-турецки: сложно, дорого и бесперспективно

Издание Defense News сообщает, что турецкое правительство заявило, что большое число стран, которых оно характеризует как союзников, высказали заинтересованность в закупке танка «Алтай».

Из последних образцов бронетехники, созданных с нуля, можно назвать южнокорейский К2, хотя у него есть немецкие корни, и российскую «Армату», но у нас лучшие бронетанковые традиции в мире
Руководитель военно-промышленного комплекса Турции Исмаил Демир заявил в турецком парламенте, что Пакистан и несколько дружественных стран Залива рассматривают вариант закупки «Алтая» как «основной», причем, в первую очередь здесь имеется в виду контракт с Саудовской Аравией.

Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов утверждает, что вариант закупки перспективного или разрабатываемого вооружения достаточно традиционен для международных военных контрактов – здесь можно вспомнить случай с разработкой нашего комплекса ПВО «Панцирь-1С», который был создан на контрактные деньги Объединенных Арабских Эмиратов.
«Поэтому часто бывает, что есть стартовый заказчик, который проплачивает какие-то работы и является первым получателем данной продукции. У турок на сегодняшний день есть два рабочих образца танка «Алтай», который они сейчас активно пиарят, но жизнеспособность этого начинания вызывает большие сомнения», — считает Фролов.
По мнению Фролова, никто не будет связываться с танком, который не производится серийно и не закуплен местной армией.
«Более того, есть фактический аналог «Алтая» — южнокорейский танк К2, который получился очень дорогим, что даже армия Южной Кореи смогла себе позволить построить только 100 единиц. При этом, уровень южнокорейской промышленности с турецкой не сравнить, а «Алтай» строился с помощью корейцев», — отмечает Фролов.
Кроме того, не надо забывать, что саудиты предлагают военные контракты всем подряд и везде фигурирует одна и та же сумма в 10 млрд долларов, но возможные подрядчики постоянно меняются, а ни один контракт до сих пор не был заключен, что особенно важно, учитывая тот факт, что Саудовская Аравия заплатила в 2015 году 100 млрд долларов для покрытия дефицита своего бюджета из-за низких цен на нефть, причем, в 2016 году эта сумма удвоится.
«Арабские монархии Залива в силу того, что сейчас происходят на нефтяном рынке, очевидно, поумерят свои аппетиты, но на оружие, так или иначе, деньги найдутся. К тому же, если брать танковую историю, то Саудовская Аравия приняла решение развернуть еще одну бронетанковую бригаду, также им нужны танки на возмещение потерь и на замену устаревших образцов бронетехники вроде AMX-30 и M-60, поэтому этот вопрос будет обязательно решен», — резюмирует Фролов.
По мнению Фролова, саудовский контракт на 200 танков – это очень большая сумма, поэтому саудиты будут с помощью него торговаться и требовать уступок от конкретных стран.
«Это в первую очередь – США, тем более, на вооружении Эр-Рияда уже стоят «Абрамсы», хотя опыт войны в Йемене показал, что это очень неэкономичный танк даже для Саудовской Аравии. Также есть французы, которые хотят возобновить производство танка «Леклерк» для нужд Саудовской Аравии, а до этого готовы выдать им в аренду бронетехнику из собственных «запасов». Нельзя забывать про немцев с «Леопардом-2» — такие разговоры давно ведутся, но пока немецкое правительство не позволяет продавать саудитам определенные типы вооружения. Также тут возникли турки и есть определенные перспективы у китайцев и корейцев. У нашего Т-90 шансов нет, хоть он и показал лучшие результаты на саудовских тестах, что, опять же, показывает – выбор Эр-Риядом будет делаться не по качеству конкретной продукции, а по политической целесообразности», — констатирует Фролов.
Другой вопрос, что все это пока только разговоры – саудовцы сейчас ведут политику «разводки» стран, чтобы выбить любые преференции, по большинству пунктов поставок на нужды их оборонного бюджета.
«Основная проблема «Алтая» в свете саудовского контракта – это даже не его перспективные боевые качества, а сама возможность турецкой промышленности его построить. Ведь из последних образцов бронетехники, созданных с нуля, можно назвать южнокорейский К2, хотя у него есть немецкие корни, российскую «Армату», но у нас лучшие бронетанковые традиции в мире и отчасти японский танк Mitsubishi, причем, за исключением «Арматы» — это все очень дорогие «вещи в себе» для внутреннего пользования», — заключает Фролов.
Так что, как бы турки не рекламировали свой «Алтай» — единственное, что они могут сделать, так это средний по своим боевым возможностям и очень дорогой танк(большинство комплектующих разработаны и закупаются за рубежом), который у них «на бедность» в каких-то ограниченных количествах закупят саудиты.
Дмитрий Сикорский

2 комментария:

  1. Двигателя у них нет, а немцы не дураки конкурентов кормить.
    Для турок продадут MTU без проблем, а вот саудовцам - есть большие сомнения: наверняка обнаружат проблемы с демократией.
    Корейцы первые 100 К2 тоже с немецкими двигателями и трансмиссией выпустили. Посмотрим, как свой двигатель себя покажет...

    ОтветитьУдалить
  2. Немецкий движок на индийском Arjune стоит, хоть и вытягивает "слоника" но с перегревом.

    ОтветитьУдалить