вторник, 9 июля 2013 г.

«Армата»: история создания русского перспективного танка. Часть 1

Перспективный танк «Армата» представят высшему политическому руководству страны на оружейной выставке в Нижнем Тагиле в сентябре нынешнего года. Это будет закрытый показ. Все, что связано с тяжелой унифицированной платформой шифра «Армата» – большая тайна. 40 лет конструкторы работали над перспективным танком, и «Армата» лишь завершает череду секретных разработок. Мы начинаем публикацию серии материалов, в которых независимый военный эксперт Алексей Хлопотов, отвечая на вопросы главного редактора «Росинформбюро» Вячеслава Прунова, рассказывает об истории создания танка будущего в России. Все иллюстрации, а также подписи к ним, представлены А. Хлопотовым.
 – Алексей! Ваш вариант «Арматы» вызвал весьма эмоциональную дискуссию среди специалистов и любителей бронетехники. Удивил необычный внешний вид нового танка с небольшой ассиметричной башней. Эксперты говорят о революции в танкостроении. Но ведь «Армата» венчает целую серию секретных ОКР по созданию перспективного танка. Как, где и когда это все начиналось?

– С конца 60-х годов в СССР шли опытно-конструкторские работы, направленные на определение облика перспективной машины. У нас всегда было желание не просто опережать наших потенциальных противников, но опережать со значительным отрывом. В начале 80-х на Западе были приняты на вооружение новые тяжелые танки «Абрамс», «Леопард 2» и «Челленджер» – сначала первый, а потом второй. Наши танки Т-72Б, Т-80У по тем временам ничем не уступали этим машинам, но с их появлением, США и НАТО добились паритета. Началось балансирование на грани: например, американцы разработали новые мощные боеприпасы, а мы, по итогам Ливанской войны, прикрыли танки навесной динамической защитой. К началу 90-х годов наметился отрыв натовцев в части электронной начинки и систем управления огнем. Это не устраивало советское руководство.
Поэтому, еще в середине 80-х, в СССР был взят курс на создание «танка двухтысячного года». Этим занимались все наши танковые КБ, но приоритет был у Харькова. Харьковское конструкторское бюро машиностроения считалось флагманским и имело особое финансирование. Ему в первую очередь выделялись все необходимые ресурсы. Поэтому неудивительно, что ХКБМ было самым технически оснащенным КБ в стране, имело самую серьезную стендовую базу. Оно могло практически без ограничений вести научные и опытные разработки. В части создания перспективной боевой машины конструкторы ХКБМ вели практически не прекращающиеся ОКР, переходящие одна в другую. Это были ОКР «Бунтарь», «Боксер», «Молот», а чуть раньше – «Опережение» и «Малахит».

– «Боксер» и «Молот» это разные работы?

– В общем-то, это одна и та же большая работа. Смена шифра ОКР и корректировка ТТЗ были произведены вследствие шпионского скандала. Тогда ряд материалов по создаваемому танку «утек» к англичанам. После этого сменили индекс работ и шифр ОКР. Крайняя работа называлась «Молот». В рамках этих ОКР был создан целый ряд опытных образцов, прототипов, ходовых макетов. Это изделия 490, 477, 477А, 477А1, 477А2, 477Б, 477В. Были машины с двухтактными дизелями и ходовой частью с элементами, заимствованными с Т-64, были машины с ГТД на платформе Т-80, были различные гибриды – ну, например, на одном из экспериментальных образцов в ходовой части сочетались «шестьдесятчетверочные» катки и гусеница от Т-72… Разрабатывались варианты с экипажем из трех и из двух человек, причем во втором случае на танке планировалась установка электротрансмиссии.

Макет корпуса танка «Объект 477» на площадке ВНИИТМ г.Санкт-Петербург. Современное состояние.

 – Была еще концепция танка Т-74 (изделие «450») с вынесенным основным вооружением, которую в 1973 году предложил главный конструктор Морозов. И в ней уже присутствовали основные принципы, заложенные в «Армату»: бронированная капсула, стройная компоновка с разделением на отсек экипажа, вооружения, МТО.

– Извините, но у «450-го» не было никакой бронированной капсулы. Если посмотреть эскизы Морозова, его аванпроекты, то мы увидим, что экипаж там сидит буквально зажатый среди топлива и боеукладки. Морозов никогда не заботился об экипаже. Эргономика и безопасность членов экипажа у него всегда была на последнем месте. Его вторая беда – полное игнорирование технологических возможностей производства. Вот что толку от идеи или конструкции, которую невозможно воплотить в жизнь? Да, возможно через много лет уровень технологии будет такой, что проблем с воплощением когда-то задуманной идеи не будет. Но как быть в этом случае с приоритетом? У кого он – у того кто первый придумал, но не смог воплотить, или у того кто все же первый сделал, воплотил, внедрил? И, опять же, кем является человек, генерирующий подобные прожекты – конструктором или фантазером? Вот что касается 450-го, проекта Морозова 1972-73 года, то тогда НТК ГАБТУ высказался четко и ясно: «То, что предлагает товарищ Морозов не осуществимо технологически!». Не было тогда аппаратных средств, с помощью которых такой танк мог бы вести стрельбу или управляться. Физически невозможно было в то время сделать прицелы с электронным трактом.


 Эскизные наброски танка «Объект 450» - Т-74 выполненные А.А.Морозовым. По книге «Танки и люди. Дневник главного конструктора А.А.Морозова», Харьков, 2007 г.

Еще один эскиз танка Т-74, выполненный лично А.А.Морозовым и опубликованный в «Дневниках…»


А это схема из пояснительной записки к эскизному проекту танка Т-84, автором которого являлся конструктор П.П.Васильев, работавший в нижнетагильском КБ-520. Проект датируется концом 1940-х годов. Данная пояснительная записка и поныне находится в Нижнем Тагиле, хранится в музее бронетанковой техники «Уралвагонзавода». Сравнив изображения танков по данному проекту с предыдущей схемой выполненной рукой А.А.Морозова, можно убедиться наглядно, в направлении заимствований идей. В то время А.А.Морозов еще руководил КБ в Тагиле и зарубил проект, однако через 20 лет уже в Харькове он вспомнил о «танке Васильева», реанимировал идею, походу присвоив ее себе.


Конструкторская модель танка «Объект 450»-Т-74 по состоянию на 1973 год из музея ХКБМ (фото из Интернет) и реконструкция разреза танка, выполненная Леонидом Карякиным (сайт «Отвага»). Как хорошо видно, экипаж в этом танке выполняет роль прокладки между топливом и боеприпасами. Никакой «капсулы» нет и в помине. Начисто отсутствуют прицелы и механизм заряжания. Так же хорошо видно, что погон имеет крайне маленький диаметр, явно недостаточный для такого мощного вооружения. Так же видно, что крыша корпуса танка имеет вырез под погон и часть тела члена экипажа находится выше погона, что не дает никаких оснований говорить о вынесенной лафетной установке – только о низкопрофильной башне.
 



Рисунок из статьи «ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СОЗДАНИЯ ТАНКА С ВЫНЕСЕННОЙ ОРУДИЙНОЙ УСТАНОВКОЙ», напечатанной в отраслевом, некогда секретном журнале ««Вестник бронетанковой техники» №2/1979г. С.9-11. На данном рисунке мы видим дальнейшее развитие идей А.А.Морозова. Два из трех членов экипажа находятся в низкопрофильной башне, вращаются вместе с ней и при этом обложены в два ряда боеприпасами. При этом на рисунке хорошо видно, что фугасные снаряды в укладках находятся головной частью, а значит и взрывателем вниз, что создает угрозу их детонации при минных подрывах или любых иных деформациях днища. Под пунктом 6 обозначен автомат заряжания, а под пунктом 3 – люк выдачи выстрелов, однако абсолютно непонятно, каким образом происходит собственно заряжание пушки.

 
 – А экипаж из трех человек, который должен был размещаться в корпусе? А вынесенное вооружение?
Да, экипаж – три человека. Но вооружение – не вынесенное. Даже у «Молота» в последних версиях, которые дошли до железа, не вынесенное вооружение, а именно башня! Просто она низкопрофильная. Экипаж находился в башенном модуле, но ниже уровня погона. Схемы с вынесенным вооружением в ХКБМ рассматривались не раз, но реализовать их так и не смогли. Кроме того, были проблемы с силовой установкой. И был очень длинный тракт заряжания, и поэтому надежность механизмов заряжания была весьма невысокой, а по иному вести заряжание никак не предполагалось. Это касается 490/477 машины, если же говорить про «450-ю», то там механизм заряжания даже в первом приближении не был проработан. Более того – проблема погона. Судя по доступным эскизам и конструкторской модели, хранящейся ныне в музее ХКБМ, диаметр погона на 450-м был очень мал и вряд ли бы он выдержал мощную 152-мм пушку, запланированную к установке. Все было очень сыро и склизко. Так что говорить о каком либо приоритете Морозова применительно к современным вариантам компоновки перспективного российского танка абсолютно – неправомерно.

– Но, так или иначе, к концу 80-х в СССР наметился очередной прорыв в танкостроении?

– Да, конечно, и еще какой! В Харькове – тот же «Молот», в Ленинграде – «Совершенствование-2» и танк «Объект 299».

3 комментария:

  1. Что то про армату 0, зато про то какой Мороз г****, неуч и вор идей вся статья.....

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. 1. читаем внимательно заголовок. там четко написано что это "Часть1"
      2. читаем под заголовком "Мы начинаем публикацию серии материалов, .... рассказывает об истории создания танка будущего в России."
      3. в самом низу крупно. жирно, выделено цветом: "Читать целиком на сайте ИА "РОСИНФОРМБЮРО"
      4. то что Морозов неуч - это Ваши слова, я такого не говорил. Хотя он действительно был неуч - он так и не получил высшего образования, его квалификация -чертежник. К стати, у него в КБ такое погоняло и было - "Чертежник"...

      Удалить
  2. Ну чё, мне понравилось. "Чертёжник" - это очень стрёмно... А у Вас какое погоняло?

    ОтветитьУдалить