пятница, 26 августа 2011 г.

Минно-тральные страдания…. Часть I I I.


После короткого перерыва продолжаю «страдать»…   часть 1, часть 2.
…И так, получив новое задание, а в месте с ним и документацию по БМР-3, в очередной раз сменившую владельца, тагильские конструктора взялись за изучение чертежей. Громадные «портянки» «синек» с чертежами выполненными с натуры в масштабе 1/1 внушали недоумение, ужас, страх и прочие безрадостные чувства. «Ну, мы вам щас покажем, как надо танки делать!...» - примерно с такими словами и настроем тагильчане начали опытно-конструкторскую работу под шифром «Вепрь». 

БМР-3М №1 на территории "Уралвагонзавода".
Уральское КБ к тому моменту уже имело опыт и наработки по машинам, предназначенным для борьбы с минами. До того как заняться модернизацией БМР-3, ими были выполнены ОКР «Лира» и «Гобой». Последняя машина, конечно, мало напоминала классический тральщик - в ходе экспериментов опробовались разные принципы разминирования: катками, шнурами. Наконец, был выбран вариант с упреждающим взрывом. Машина выбрасывала впереди себя облако аэрозоля, а в него вбрасывался снаряд. Когда все это взрывалось, взрывались и мины. Нечто подобное, мы наблюдаем сейчас при работе ТОС «Буратино». Опытный экземпляр машины получил обозначение «объект 190», а вскоре и войсковое обозначение – УР-88. Как вспоминают ветераны, участвовавшие в его испытаниях, действие его было страшным – сметалось все и на земле и под землей… В связи с этим да же байка родилась: якобы главный конструктор (Венедиктов, Поткин?) слёзно просил генсека Горбачева о срочном запуске этой машины в серию: «Давайте сделаем хотя бы с десяток таких машин, и я ими весь Афганистан Вам выжгу!» Но «гуманизьм» возобладал…  «Гобой» конечно был намного сложнее «Корта-Б», конструктора, сотворившие такого «монстра» без особых хлопот и в короткие сроки были способны модернизировать БМР-3. «Модернизированная» машина получила обозначение «объект 197» или «БМР-3М». От первоначальной конструкции БМР-3 практически ничего родного не осталось – только общая внешняя похожесть. Конструкция бронекорпуса при сохранении общей схемы была серьёзно переработана, особое внимание было уделено ПМЗ днища. Анализируя ПМЗ БМР-3 и предложения по ее улучшению, предложенные в последующем СКБ-200 «Станкомаша», конструкторы из Нижнего Тагила нашли, что недостатком конструкции днища является то, что соединение продольных и поперечных балок между собой, с листами-экранами и фальшднищем выполнено посредством сварки и таким образом ячеистое днище, призванное поглощать энергию взрывной волны не является равнопрочным, не обладает требуемой жесткостью и стойкостью к воздействию фугасных и кумулятивных мин. Что собственно подтверждалось несколькими годами ранее на ГИ БМР-3. Согласно отчёту в/ч 68054 (38НИИ, Кубинка) по испытанию изделия БМР-3, при взрыве мины фугасного действия ударная волна из-за неравнопрочной конструкции днища вначале разрушает сварные швы, как наиболее слабый элемент, затем деформирует последовательно наружное фальшднище и днище корпуса. При этом из-за недостаточной жесткости величина динамического прогиба днища корпуса превышает расстояние до полика, что ведёт к соударению днища корпуса с поликом и нарушению работоспособности экипажа и внутреннего оборудования, расположенных на полике. При взрыве мины кумулятивного действия образовавшаяся кумулятивная струя проходит через наружное фальшднище, днище корпуса, воздушный зазор между днищем корпуса и поликом, полик и выводит из строя экипаж и внутреннее оборудование. Композитная вставка, предложенная СКБ-200 и предназначенная для поглощения энергии ударного воздействия, не способствовала разрыву и размыванию кумулятивной струи и таким образом не оказывала на бронепробивное действие струи сколько-нибудь значительного влияния. На практике, как мы помним, такая вставка, да и вообще какое-либо наполнение на БМР-3 отсутствовало вовсе. 

Целью УКБТМовцев было сделать так, что бы многослойное днище стало равнопрочным, обеспечивающим работоспособность экипажа и внутреннего оборудования при подрыве фугасных и кумулятивных мин. Для ее достижения были придуманы «работающие» соединения. Наружные продольные и поперечные ребра соединены между собой в «гребенку», а с наружным фальшднищем - посредством имеющихся на торцах ребер выступов, входящих в пазы наружного фальшднища. Кроме того, днище корпуса и наружное фальшднище соединены между собой стяжками таврового сечения, проходящими через отверстия наружного фальшднища и днища корпуса, при этом в вертикальных стенках стяжек выполнены клинообразные пазы, в которые с внутренней стороны днища корпуса установлены стягивающие клинья, а к ребрам, приваренным к внутренней стороне днища корпуса, закреплены броневые листы внутреннего фальшднища. В воздушном зазоре между внутренним фальшднищем и днищем корпуса был размещён наполнитель, сочетающий свойства противорадиационного и противокумулятивного материала. Для увеличения жёсткости днища над торсионами подвесок приварены поперечные ограждения коробчатой формы. Для исключения соударения внутреннего фальшднища о полик с размещённым на нем оборудованием, полик установлен на расстоянии, превышающем величину динамического днища. Полученная конструкция в итоге прошла успешную проверку реальными подрывами на полигоне. Поставленная цель была достигнута.

  Внешнее фальшднище БМР-3М. Вид спереди и вид сзади.
На БМР-3М был размещён комплекс навесной динамической защиты «Контакт». Это решение было весьма логичным, так как, скажем, в отличие от БРЭМа, находящегося в замыкании при передвижении колонн, тральщик идёт в колонне первым и собирает на себя не только мины, но и является первой мишенью для различных ручных кумулятивных ПТС.  
Сейчас некоторые «знатоки» разведут дискуссию по поводу эффективности/неэффективности «Контакта», его современности/несовременности – скажу так: все это от лукавого. На самом деле комплексы нашей российской ДЗ отличаются и классифицируются по назначению и соответственно конструктивному исполнению. Есть навесная ДЗ, пригодная для размещения на любой тяжёлой бронетехнике, а при соблюдении некоторых условий и на легкой, оборудование ею может происходить в любых ремонтных подразделениях, но предназначена она исключительно для защиты от легких носимых ПТС кумулятивного действия; есть встроенная ДЗ, предназначенная исключительно для танков, монтируемая на заводе – изготовителе – такая ДЗ защищает машину уже от любых кумулятивных ПТС, а так же БПС; есть универсальная ДЗ – ее назначение так же защита танков от, прежде всего себе подобных, т.е. опять же танков, а универсальность  ее заключается в модульном исполнении конструкции, что даёт возможность легкого монтажа не только на танки выпускаемые на УВЗ, но и при их ремонте и модернизации в т.ч. ремонтных частях МО. При этом разработаны «элементы» ДЗ – взрывные устройства, которые заставляют комплекс собственно работать. Эти элементы постоянно совершенствуются, получая все большую и большую эффективность. При этом, выполнены они в единых габаритах, а отличаются по «рецептуре» взрывной начинки. Комплекс «Контакт» принимался с элементом 4С20, однако уже для «Контакта-V» были разработаны более эффективные элементы 4С22, позже появились элементы 4С23. Однако конструкция комплексов такова, что позволяет без помех поставить 4С22 или 4С23 в контейнер навесного «Контакта» взамен 4С20 и тем самым улучшить характеристики защиты. Установив элементы 4С23 взамен 4С22 мы получим улучшение защитных характеристик комплекса «Контакт-V», а вот, к примеру, комплекс «Реликт», при поставке на экспорт комплектуется элементами 4С22, несколько уступающими элементам 4С23 - делается это намеренно, что бы сохранить преимущество по защите танков Российской Армии. Однако все это лирическое отступление сделано только для того, что бы показать, что защита БМР-3М вполне адекватна угрозам (никто ведь не поведёт тральщик во встречный танковый бой) и времени. Для самообороны БМР-3М, взамен открытой турели, был оснащён ЗПУ, унифицированной с танком Т-90. 

ЗПУ на БМР-3М, а также интерьер машины (вид с кормы на рабочие места командира и механика-водителя).
В данном случае (и опять же в отличие от БРЭМ) это решение оправдано тем, что иметь открытые люки при выполнении боевой задачи в машине, идущей по минам весьма чревато. Например, в Таджикистане некоторые мехводы на танках оборудованных колейными катковыми тралами, при выполнении боевой задачи вопреки всем существующим инструкциям вели машины не по-боевому, из под брони, а по-походному – высунувшись из люка – как результат, получали тяжёлые контузии и ранения. В прочем подставлялись они так не от хорошей жизни – наблюдать за движением машины оборудованной тралом и идущей по пыльной дороге через штатные приборы практически невозможно. Именно по этому в конструкции БМРов в самом начале была предусмотрена высокая рубка и соответственно высокая посадка механика-водителя, а так же «триплекс»-«окно» большого размера. По ходовой части и силовой установке БМР-3М был так же унифицирован с танком Т-90 ранних выпусков (это сейчас мы говорим «ранних», а тогда, на момент разработки БМР-3М эти Т-90 были серийными машинами), на нем устанавливался 840-сильный дизель В-84МС. По минно-тральному оборудованию различия заключались в основном в применении электромагнитного трала-приставки ЭМТ. К концу 1999 – началу 2000 года успели в опытном производстве изготовить два образца для проверок и всесторонних испытаний. Успели как раз к началу Второй Чеченской компании. В 2000-м на Первой выставке вооружений и военной техники RUSSIAN EXPO ARMS-2000 Президент Путин наблюдал, как согласно его крылатому выражению «террористов мочить в сортире», РПГэшки нижнетагильского химического завода «Планта» разваливали этот самый «сортир», возведённый персонально для столь высокого гостя. Наблюдал и оценивал он работу БМР-3М на выставочной трассе полигона «Старатель». 
А в то же самое время в кадрах телевизионной хроники с окраин Грозного мелькнул второй образец БМР-3М – из-за «кирпичей» ДЗ и ЗПУ не узнать его было не возможно. Как помнится «засветился» он за работой по расчистке минного поля, ставшего известной ловушкой для банды Басаева. И что бы вы думали? После такого, казалось бы, успеха, Уралвагонзавод был завален заказами на тральщики? Как бы ни так! 
Минный трал КМТ-7 разработки СКБ-200 ОАО ФНПЦ "Станкомаш" и его установка на БМР-3М с помощью БРЭМ-1М.
Вместо насыщения армии этими нужными и полезными машинами начался очередной этап доработок и переделок. «Инженерщики» потребовали оборудовать БМР-3М тралом со сплошной полосой траления, «глушилками» радиофугасов и прочими «прибамбасами» типа кондиционера. По силовой установке и шасси его унифицировали с поставленным как раз тогда же в серийное производство танком Т-90А, оснащённым дизелем В-92С2 в 1000л.с. Модернизированный таким образом образец БМР-3М получил обозначение БМР-3МА (объект 197А). В 2006 году для испытаний был построен комплектный опытный образец и второй, «холодный» образец, который предназначался для испытаний подрывами. Тут не обошлось без курьёзов или точнее накладок – незадолго перед отправкой на испытания, лежащую на бетоне раму нового трала не заметил и переехал танк, естественно попортив за этим делом ее изначальный облик – хоть плачь, хоть смейся, завтра отправлять, а тут такое дело… Ну да ничего, справились и с этим! Во второй половине 2006 года оба образца ушли к «инженерщикам» на испытания, а с ними подалась туда же целая команда мужиков из Тагила и Челябинска. «Холодный» образец, как водится, хорошо подорвали – сколько кг ТНТ закладывали, имитируя фугасы инсургентов, история умалчивает, но много. Защита выстояла! С ходовой машиной тоже, что только не творили – даже под воду с установленным тралом пускали – все выдержала! 





БМР-3МА с тралом ТМТ-С* на испытаниях и показах руководству МО

"Холодный" образец БМР-3МА перед испытаниями на подрыв.
БМР-3МА преодолевает водную преграду на испытаниях. С тралом и без.
Размещение саперов в БМР-3МА
БМР-3МА с тралом ДМР
Может после этого началась серия, поступили заказы? Не будьте наивными, мои дорогие читатели! После успешно завершённых к концу 2006 – началу 2007 года госиспытаний, последовала новая команда: БМР срочно пределать в ИМТ! Что это за зверь такой? 

*Трал сплошной полосы траления ТМТ-С создан СКБ-200 завода «Станкомаш» в рамках  ОКР «Тротуар»,  приказом Начальника инженерных войск Вооружённых Сил РФ от 19 января 2007 года №6 он принят на снабжение ВС РФ . Трал ТМТ-С способен эффективно решать задачи сплошного разминирования, преодоления минно-взрывных заграждений, сопровождения колонн в условиях возможного применения противобортовых мин. Отличается высокой взрывоустойчивостью, манёвренностью и проходимостью. Масса трала, кг – 13000; Гарантийный пробег, км – 700; Мах скорость траления, км/ч – 15; Мах транспортная скорость км/ч – 45; Безопасный радиус поворота, м – 50.

Комментариев нет:

Отправить комментарий